Погода:
Киев сегодня
Киев
Донецк
Одесса
Львов
Харьков
Санкт-Петербург
Москва
Сегодня Завтра
НБУ
НБУ Межбанк Наличные
EUR
26.18
USD
23.49
RUB
0.37
EUR
30.55
USD
27.01
RUB
0.38
EUR
29.22
USD
26.07
RUB
0.46
История первых побед: захват ПЗРК в войне на Донбассе
ПЗРК
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Текущий рейтинг
0/5 (0 голосов)
Когда российские боевики под командованием Стрелкова-Гиркина 12-13 апреля захватили Славянск и Краматорск и стали организовывать их оборону, оказалось, что одной из проблем является активность Воздушных Сил Украины.

Когда российские боевики под командованием Стрелкова-Гиркина 12-13 апреля захватили Славянск и Краматорск и стали организовывать их оборону, оказалось, что одной из проблем является активность Воздушных Сил Украины. Российские кураторы начали судорожно искать возможности для создания ПВО. Понятно, что перебросить мобильные ЗРК на тот момент было нереально — через границу могли прорываться только караваны из трех- четырех грузовиков.

Поэтому вспомнили опыт Афганистана 1979-1989 гг., когда моджахеды благодаря массовым поставкам из США и западных стран переносных зенитно-ракетных систем смогли в какой-то момент практически полностью парализовать деятельность авиации Ограниченного контингента советских войск.

Начались массовые поставки ПЗРК, причем россияне были вынуждены соблюдать некоторые условности и поставляли только те образцы, которые состоят на вооружении украинской армии. Кроме того, какая-то «умная голова» в Генштабе ВС РФ решила избавиться и от неликвида, который залежался на складах. Речь идет о ПЗРК «Гром Е2» польского производства, захваченных в ходе агрессии против Грузии в 2008 году. Тем более что это, по сути, была лицензионная «Игла» и особо переучивать боевиков необходимости не было.


Боевик в Славянске с ПЗРК «Игла»

Быстрое насыщение боевых порядков таким оружием и наличие подготовленных ветеранов в составе бандформирования позволило Стрелкову-Гиркину достаточно быстро нанести серьезные потери нашей армейской авиации.

После 2 мая, когда были сбиты сразу несколько вертолетов, командование АТО для всех спецподразделений поставило задачу найти и уничтожить расчеты противника (а было понятно, что вряд ли у боевиков большое количество подготовленных групп ПВО).

По агентурной информации, одна из групп находилась в районе Краматорского аэропорта. Её нейтрализацией и занялись бойцы 8-го полка спецназа. Один из бойцов вспоминал: «17 мая нам удалось отследить, как боевики загружают оружие в свою машину. Захватить их на месте не удалось, диверсанты скрылись. Но было видно, что оружие — это переносной зенитно-ракетный комплекс, который открыто грузили в машину, предполагая, что место пустынное и никто не может заметить. А мы даже провели фотографирование. Также мы смогли примерно рассчитать квадрат, в котором противник решил провести диверсию. Это был район городского кладбища».

Но поскольку было неизвестно, где именно базируются боевики, выход был только один: спровоцировать их и уничтожить или захватить во время пуска по нашему летательному аппарату. Причем было очевидно, что вертолет их вряд ли заинтересует, нужен был самолет. Поэтому было принято нестандартное решение: зная, что боевики имеют информацию о вылетах с аэродрома Чугуев, командир полка просто вызывал самолет на Краматорск. Это был огромный риск, но в результате он оказался оправданным.

«18 мая ночью мы вышли с аэродрома (кладбище находилось рядом с ним) до места засады. Мы засекли: было точно 1740 метров, но чтобы выйти на точку незаметно, мы сделали крюк в 3,8 километра. Командир группы рассредоточил нас на наиболее удобных позициях для контроля этого района. Моей подгруппе пришлось замаскироваться в мусорной куче. Проходили „гробки“, на кладбище было много мусора, передвигались люди, и нам пришлось разместиться для скрытности среди дерьма и отбросов.

Противник, судя по всему, проводил доразведку, но мы остались незамеченными. И тогда примерно в 11 часов мы заметили, как на повороте дороги у кладбища остановилась машина, из нее вышли два человека с телекамерами и направились в лесопосадку. Стало ясно: эта группа собирается проводить видеосъемку атаки на наш самолет, который, как думали диверсанты, вылетает в Краматорск.

А мы лежим. Уже воду выпили, жарко было очень. Лежим. И вот примерно в 13 часов командир группы обнаружил, как на кладбище заезжает еще одна машина. Из нее вышло четверо вооруженных диверсантов, в руках одного них был ПЗРК. Они готовились к бою. Командир группы оценил обстановку и дал команду открыть огонь. Я тут же поднял своих, и мы пошли вперед.

Бой на кладбище получился скоротечным. Много памятников, венков, цветов. После первых прицельных выстрелов противнику удалось от нас оторваться. Они почти не стреляли и не успели оказать организованное сопротивление. Однако и взять всех не удалось».


Вещи задержанных и убитых боевиков

В ходе боя были уничтожены водитель машины и оператор ПЗРК. Были взяты трофеи — уже готовый к применению «Гром» и пустой контейнер.

«Командир приказал загрузиться в машину противника и отходить. С аэродрома за нами на двух БТРах 95-й бригады выехали наши товарищи. И вот там, где были обнаружены телеоператоры, мы поймали съемочную группу российского телеканала «Лайфньюс», которая действовала совместно с диверсантами. Там был водитель и два так называемых «журналиста» — Олег Сидякин и Марат Сайченко.

Они не поняли, что происходит, и реально, простите, обосрались, когда, к своему удивлению, оказались в руках украинского спецназа. Больше всего россияне удивились, что спецназ в Украине существует! В 14.20 мы уже были на аэродроме и разобрались с «уловом».


Задержанные российские журналисты в ходе посадки на вертолет

Интересно, что, несмотря на секретность, российский след в поставках такого смертоносного оружия установить удалось достаточно быстро: на «Громе» стоял самый важный блок — пусковой модуль российского производства от «Игла-С» (к тому времени оригинальный польский просто «протух»).

«К россиянам тогда относились корректно и вежливо, как к настоящим журналистам. У них обнаружили кадры нападения на колонну 95-й бригады, убийства украинских солдат. Доказательство прямого участия в терроризме.


Пусковой блок от „Игла-С“ на захваченном ПЗРК польского производства

Сюда они приехали снимать, как собьют наш самолет. Они заехали в Киев с большой суммой наличных денег и вполне легально купили там мощную портативную телестанцию за 110 тысяч долларов. Мы нашли при них чеки. С ними была огромная сумма наличными в гривне. Все это мы аккуратно описали и передали наверх».

Уже 25 мая — буквально через неделю — россиян передали на родину, где они сразу же начали рассказывать страшные истории про бандеровцев.

«Не знаю, зачем потом Сидякин и Сайченко врали, что их били. Не исключаю, что после просмотра видео убийства украинцев, они могли получить от кого-то из солдат. Но на самом деле они не пострадали. Война только началась, и ожесточения в нас не было. Не знаю, как бы было сейчас».


Группа бойцов 8-го полка с трофеем. В центре в каске — будущий Герой Украины Игорь Гордийчук («Сумрак»)


31 июля 2014 года лично Путин вручил им в Екатерининском зале Кремля ордена Мужества, что косвенно может свидетельствовать о том, что они выполняли задачи, не свойственные журналистам.

За эту операцию трое офицеров 8-го полка получили досрочные звания и наградные пистолеты, а солдаты — медали.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Текущий рейтинг
Комментарии (0)
Войти через: